ТЕМЫ, СТАТЬИ

А. В. КОЗИНСКИЙ.    ПЕРЕНЕСЕНИЕ ГРАНИЦЫ РУСИ В XI ВЕКЕ ИЗ ЗАГОРОДЬЯ В ПОДЛЯШЬЕ: западнополесские (загородские) Дорогичин (Дрогичин) и Бельск – метрополии подляшских Дорогичина-на-Буге и Бельска-Подляшского 

ОБЩЕСТВО "ЗАГОРОДЬЕ"

 

***

Если бужанские дорогичинцы были родом из западного Полесья, то вполне возможно, и Бельск-Подляшский мог быть населен выходцами из той же земли. И в самом деле, в этих краях имеется Бельск «без приставки». Это небольшое село к югу от Кобрина, которого нельзя найти даже на карте-шестиверстке. И все же название у него вполне городское. Это дает основание полагать, что он мог быть центром малого племени.

Бельск загородский – село Кобринского р-на Брестской области, расположен в 25 км к югу от Кобрина. Название Бельск носит несколько населенных пунктов в Польше, Беларуси, Украине и России. Предлагались разные этимологии топонима Бельск: цветовое обозначение, «прекрасный», «светлый», от слова «болото» и др.

Слово «бель» означает «болото», причем, не только в говорах славянских языков, но и в говорах языков балтийских. Сам корень «балт», очевидно, также сюда относится. 

Также «бель» интересно сравнить с греческим «эле» как это указано у Аблавия и Иордана. Эле – по древнегречески означает светлый, белый. «По сообщению историка Аблавия, вышеуказанное племя (готы) жило близ Мэотииского болота, в топких местах, которое греки называют «ele», и потому и именовалось элурами» [Иордан, 89]. Греческие το ελος , τα ελη – болото, поемные луга, ελη – местность стоячих вод, заболоченные пространства [Иордан, 266]. 

Любопытно также, что на нижнем Дунае  - примерно там, где находятся указанные выше пункты Дрэгичени и Брест – «балтой» называют болотистый остров или озеро. Известны озеро Балта-Сухая, острова Балта-Яломицей, Балта-Боэидей.  

Был ли когда-нибудь в древности загородский Бельск городом?

Принято считать, что Берестейско-Пинское Полесье, в том числе и город Берестье, окончательно были закреплены за Киевской Русью в 981 г . В этом году великий князь киевский Владимир Святославич ходил на ятвягов. Через некоторое время город Берестье и его ближайшие окрестности захвачены поляками. Таким образом, граница Руси с Польшей прошла восточнее Берестья. Государственные границы укреплялись всегда, особенно при напряженных отношениях с соседями. После захвата поляками Берестья великие киевские князья, по-видимому, задумались над укреплением границы в этом регионе. Очевидно, здесь было построено несколько небольших укреплений с гарнизонами.

Скорее всего, о средневековые укрепления строились на холмах (большая редкость для этих мест). Наиболее подходящими по стратегическим соображениям (исходя из того, что Берестье было у поляков) выглядят холмы в селах Бельск и Гайковка на Кобринщине. Рядом, между селами Бельск и Ляхчицы находится еще один холм – Княжья гора, с которым связан комплекс местных легенд [Барысюк, Белявец, 288—291].

Кобрин, Бельск и Гайковка выстраиваются в линию, обращенную к Берестью. Вместе они контролировали бы водораздел рек Пины и Тростяницы, по которым в весеннее половодье торговые или военные ладьи могли без волока попадать из Припяти в Западный Буг. По мнению исследователей, истоки реки Пины в прошлом находились на пограничье нынешних Кобринского и Малоритского районов [Раманчук, 76—80].

Вполне уместно сказать, что сравнительно недалеко от Бельска, Гайковки, Ляхчиц находится Дивин (Магдебургское право с 1642 г .) – вероятный дохристианский религиозный центр.

После отвоевания Ярославом Берестья, а затем и Подляшья появилась необходимость строительства новых крепостей в Подляшье. Скорее всего, сюда были переведены гарнизоны из Загородья. Вместе с гарнизонами, очевидно, была переселена часть местных жителей. А в связи с этим были перенесены названия населенных пунктов. Гарнизон загородского Бельска стал тогда гарнизоном Бельска-Подляшского, гарнизон Гайковки стал гарнизоном Гайновки, гарнизон загородского Дорогичина преобразован в гарнизон Дорогичина-на-Буге. Дорогичин-на-Буге, Бельск-Подляшский, Гайновка, Браньск образовали бы новую линию укреплений, обращенную на северо-запад (против ятвягов).

Совпадение двух таких топонимов, как Дорогичин и Бельск, в двух смежных регионах это, конечно, редкость, но, тем не менее, случайность здесь не исключена. Совпадение трех таких топонимов (имея ввиду их относительную оригинальность) уже слишком маловероятно. Таким образом, вопрос родства топонимов Гайковка и Гайновка становится достаточно важным. До сих пор археологических или летописных свидетельств того, что Гайновка была крепостью не найдено.

На основании чего же можно вывести родство названий Гайновка и Гайковка? В основе обоих топонимов слово «гай», означающее на местном наречии лес, расположенный на возвышенности. Причем в Гайковке такой лес мог быть очень небольшим и в уменьшительном варианте называться «гаёк» (отсюда и Гайковка). Топоним Гайновка разбиваться на два корня «гай» и «нов», то есть «Новый гай». Надо понимать, что для переселенцев из Гайковки обширная Беловежская пуща, на окраине которой расположилась новая крепость Гайновка, была новым лесом.

Кроме лингвистических и топонимических есть и другие косвенные доказательства. Известно, что деревня Гайновка - старое поселение. Превращение Гайновки в город в конце XIX века свидетельствует о важном, в том числе стратегическом значении этого пункта – крупная железнодорожная станция на рокадной дороге по отношению к Восточной Пруссии. Однако в XI веке из всех новых крепостей Гайновка, видимо, оказалась в худших условиях для последующего развития. В то время как Бельск, Дорогичин, Браньск и Мельник со временем превратились в торгово-промышленные центры, Гайновка вскоре выродилась в обычную деревню. Только строительство железной дороги в XIX веке с избытком вернуло ей прежнее значение.

Обращает на себя внимание то, что расположение новых одноименных крепостей в Подляшье осталось бы таким же, как в Загородье. Гайновка стоит от Бельска-Подляшского по правую руку, как это было между Бельском и Гайковкой в Загородье. Дорогичин-на-Буге так же, как ранее и загородский Дорогичин, по отношению к ним остался тыловой крепостью. Так что каждый гарнизон продолжил бы службу в привычном режиме.

                                                                    ***

В заключение в свете вышеизложенного автору статьи кажется возможным высказать свою гипотезу о происхождении названия области Загородье. Анализ данного топонима, базирующийся на предыдущих соображениях, в свою очередь способен весьма подкрепить теорию о существовании в XI веке укрепленной линии в Западном Полесье.

Ф. Д. Климчук в статье «Полесский топоним Загорóдье», которую можно прочесть на сайте «Загородье» высказался так: 

«В наименовании Загородье весьма прозрачна корневая основа -город-. Отсюда часто делали следующий вывод о происхождении названия: Загородье -- область, находящаяся за городом Пинском. На первый взгляд кажется все предельно ясным. Однако имеют место следующие несоответствия. В брестско-пинских говорах слово «гóрод» до середины ХХ в. практически отсутствовало. Для обозначения города, местечка, городского поселка употребляли слово мíсто…

<…> В ХІ–ХІІІ вв. в Западном Полесье и в прилегающих регионах не наблюдается противопоставление одной области, которая характеризовалась бы обилием городов, другой области, в которой города исчислялись бы единицами. Весь рассматриваемый регион был покрыт в указанный период сетью городов. Таким образом, в ХІ – ХІІІ вв. не было соответствующих условий для возникновения в Западном Полесье области с наименованием Загородье <…>

Слово «гóрод» в догородскую эпоху у восточных славян обозначало небольшое укрепленное поселение…».

Исходя из этих положений, можно предположить, что если топоним «Загородье» возник все же в XI веке, то речь идет об области находившейся в то время за цепью крепостей-городов. В таком случае название «Загородье» оказывается вполне идентично слову «пограничье». В качестве эквивалента термина «загородье» можно привести также германское слово «марка», означавшее значительную пограничную область.

Эта гипотеза в частности объясняет, каким образом из территории Загородья нередко выпадало Берестье с округой. В момент зарождения топонима они находились за рубежом, то есть в составе Польского королевства. В народе на века сохранилась память о самом первом «загородье», созданном при Ярославе.

После завоевания русскими Подляшья Загородьем должна была называться так же и вся новая территория, ставшая фактически новым «загородьем». Возможно, старое и новое Загородье составляли единую административную единицу. Однако поскольку эта территория в целом имела также и другие названия, например, Берестейская земля, то историческое название закрепилось именно за территорией первоначального Загородья.

В целом гипотезы о различных явлениях, процессах и отдельных фактах, связанных с перенесением в XI в. границы Руси из Загородья в Подляшье выглядит достаточно обоснованными. Разумеется, некоторые детали нуждаются в дополнительном уточнении. Впрочем, можно надеяться, что принятие этих гипотез в качестве рабочих позволит в дальнейшем вести поиски более целенаправленно.

 

Л и т е р а т у р а:

 

Барысюк, Белявец -- Ю.А.Барысюк (Кобрын), В.Г.Белявец (Мінск)

Скарбы народнай мовы. Дыялекталагічны зборнік. – Мінск: Права і эканоміка, 2005. – С. 288—291. Смотри также сайт “Загородье”.

Ершевский – Б.Д. Ершевский. Историография дрогичинских пломб:

(вторая половина XIX -- начало XX вв.) // Труды 6-го МКСА . -- Т. 4 . -- М . -- 1998 .

Интренет-сайт «Википедия» -- Интренет-сайт «Википедия». Брест.

Интернет-сайт «Геральдикум» -- Интернет-сайт «Геральдикум»,

страница «Гербы России».

Интернет-сайт «Гістарычная брама» -- Интернет-сайт «Гістарычная брама

№ 1—2 (19—20) 2002 г .»

Иордан – Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica. Москва:

Изд-во восточн. литературы, 1960. С.

Климчук 1999 -- Ф.Д. Климчук. Полесский топоним Загорóдье  //

Загароддзе-1. Матэрыялы Міждысцыплінарнага навуковага семінара па пытанях даследавання Палесся (Мінск, 19 верасня 1997 г .). Мінск, 1999. С. 10—23.

Климчук, 2004--2005 -- Ф.Д. Климчук. Некоторые дискуссионные

вопросы средневековой истории Надъясельдья и Погорынья // Palaeoslavica, XIII/2004, No 1. Cambridge -- Massachusetts [ USA ]. С. 21., а также ч. 2 ( 2005 г .). С.5. См. также сайт “Загородье”.

Клімчук, сайт “Загароддзе – Ф.Д. Клімчук. Вёсцы Сіманавічы

Драгічынскага раёна 550 год  [2002 г.] // Сайт «Загароддзе» / Навіны.

Лысенко – П.Ф. Лысенко. Берестье. Минск, 1985.

Памяць; Драгічынскі раён – [Калектыў аўтараў]. Памяць: Гісторыка-

дакументальная хроніка Драгічынскага раёна. Мінск: БЕЛТА, 1997.

ПВЛ -- Повесть временных лет.

Раманчук – Ігар Раманчук. Адкуль цячэ Піна? // Беларуская мінуўшчына.

Гісторыка-публіцыстычны часопіс, 1997, № 3 (г. Мінск). С. 76—80.

Хроника Быховца -- «Хроника Быховца». Интернет-сайт «Восточная

литература».

Hawryluk 1993 -- Jerzy  Hawryluk. Z dzejów cerkwi prawosławnej na

Podlasiu w X--XVII wieku. Bielsk Podlaski, 1993.

Hawryluk 1999 -- Jerzy  Hawryluk. Kraje ruskie Bielsk, Mielnik, Drohiczyn.

Kraków, 1999.

Ruś Podlaska -- Ruś Podlaska. Podlasie w opisach romantyków. Bielsk

Podlaski, 1995.

 

Дополнительная литература:

1. Воскресенская летопись. — ПСРЛ, тт. VII--VIII., СПб., 1856—1859.

2. Ипатьевская летопись. — ПСРЛ, т. II. СПб., 1908.

3. Лаврентьевская летопись. — ПСРЛ, т. I, 2-е изд. Л., 1926-1928.

4. Летописный сборник, именуемый Тверскою летописью (Тверской

сборник). — ПСРЛ, т. XV. СПб., 1863.

5. Летопись Авраамки. — ПСРЛ, т. XVI. СПб., 1889.

6. Ф.Э. Модестов. Роль Гнёздова в формировании территории Смоленской

земли // Гнёздово: история и современность . -- Смоленск . -- 1998 . -- С. 44--48 . -- №000794.

7. В.П.Нерознак. Названия древнерусских городов. М.: Наука, 1983.

8. Новгородская четвертая летопись. — ПСРЛ, т. IV. СПб., 1848.

9. Патриаршая или Никоновская летопись. — ПСРЛ, тт. IX--XIV. СПб.,

1862—1910.

10. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), тт. I--XXXV.

11. Рогожский летописец. — ПСРЛ, т. XV.I. Пг., 1922.

12. Симеоновская летопись. — ПСРЛ, т. XVIII. СПб., 1913.

13. Софийская первая летопись. — ПСРЛ, т. V. СПб., 1851.

14. Троицкая летопись. Реконструкция текста / Ред. М.Д. Приселков. М.-Л.,

1960.

 

С в е д е н и я   о б   а в т о р е:

                kozinsky@mail.ru

Козинский Александр Владимирович родился 10 января 1954 г . в г. Челябинске (Россия). В 1978 г . окончил металлургический факультет Челябинского политехнического института (ныне Южно-Уральский государственный университет). Работал на различных промышленных предприятиях Челябинска по специальности.

Изобретатель -- изобрел новый тип реактивной паровой турбины, в 2006 году получил патент на это изобретение. В настоящее время начинаются работы по созданию экспериментальной установки.

В 1993 году перешел на работу в журналистику и социологию. В настоящее время работает и сотрудничает на сайте GazetaChel.ru в газете «Возрождение Урала» и в федеральном журнале «Регионы России», председателем редакционного совета которого является глава администрации президента РФ Сергей Собянин. 

В 2000 г . защитил кандидатскую диссертацию, получив ученую степень кандидата экономических наук. Автор книг «Прогнозирование и управление инфляционными процессами посредством государственного регулирования в аграрном секторе экономики», Ижевск. «Шеп», 2000; «Новая концепция теории инфляции на основе опыта российских либеральных реформ»; «Качественная модель роста экономики и проблема удвоения ВВП». Две последние книги опубликованы на московском Интернет-сайте Financy.ru, а также на сайте GazetaChel.ru.

 

Параллельно работает по тематике: История Брестско-Пинского Полесья и Древняя история славян.

Его дед, Козинский Алексей Артемьевич, родился в селе Бельск Кобринского уезда (ныне Кобринский район Брестской области).

Председатель Челябинского отделения Общественного объединения «Западнополесское научно-краеведческое общество «Загородье».

 Назад